December 13th, 2013

Из моей личной коллекции № 141 Coolio - Gangsta Paradise

Гангстерский рай
Гуляя по долине теней смерти, Я окидываю взглядом свою жизнь и вдруг понимаю, что ничего не осталось. Я так долго веселился и смеялся, что Даже мама думает, что я сошёл с ума. Но я никогда не становился поперёк дороги тем, кто этого не заслуживал. Ко мне же относились как к никчёмному – просто неслыханно! Тебе бы лучше следить за тем, что говоришь и куда идёшь, а то в один прекрасный день От тебя и твоих друзей останутся силуэты, начерченные белым мелом на асфальте. Я на самом деле ненавижу быстро ходить, но мне придётся прибавить шагу – Пока они отдают концы, я понимаю, что стою в облаке пороха, дурак… Я тот гангстер, на которого хотят быть похожими его шестёрки. Ночью, при свете фонарей, и стою на коленях и читаю молитвы. Большую часть жизни мы провели в гангстерском раю. Большую часть жизни мы провели в гангстерском раю. Мы продолжаем проводить большую части жизни в гангстерском раю. Мы продолжаем проводить большую части жизни в гангстерском раю. Посмотри на ситуацию, перед лицом которой меня поставили: Я не могу жить нормальной жизнью, меня воспитало государство, Поэтому мне место в банде хулиганов. Я слишком часто смотрел телевизор, и теперь я в вечной погоне за мечтами. Я образованный дурак, на уме - только бабло. Со мной всегда пушка десятого калибра и огонёк в глазах. Я сидящий взаперти, неизменный бабник-гуляка, Моим ребятам не весело, поэтому не буди во мне ярость, дурак… Смерть – это всего лишь навсего отсутствие сердцебиения. Я живу по принципу: Сделай или умри. Что ещё тут скажешь? Мне 23. Доживу ли я до 24? Я не знаю, что меня ждёт впереди. Скажи, почему мы настолько слепы: мы не видим, Что причиняем боль только сами себе - ты и я. Большую часть жизни мы провели в гангстерском раю. Большую часть жизни мы провели в гангстерском раю. Мы продолжаем проводить большую части жизни в гангстерском раю. Мы продолжаем проводить большую части жизни в гангстерском раю. Вся власть у денег, все деньги у власти. Минута за минутой торопится время. И все бегут куда-то, но половина из них не смотрит, куда. Судьба что-то мне готовит, но я не знаю, что именно. Говорят, мне нужно учиться, но меня некому учить. Если они не понимают этого, как они мне достанут? Наверное, никак. Наверное, этого не будет. Наверное, они против меня. Я знаю: поэтому мне не везёт по жизни, дурак… Большую часть жизни мы провели в гангстерском раю. Большую часть жизни мы провели в гангстерском раю. Мы продолжаем проводить большую части жизни в гангстерском раю. Мы продолжаем проводить большую части жизни в гангстерском раю. Скажи, почему мы настолько слепы: мы не видим, Что причиняем боль только сами себе - ты и я. Скажи, почему мы настолько слепы: мы не видим, Что причиняем боль только сами себе - ты и я.


Если мало друзей в Facebook, кредит не дадут

Как Сбербанк, УБРиР, «Тинькофф» и другие следят за своими клиентами


С каждым днем банкиры хотят знать о своих клиентах все больше и больше. С одной стороны, их подстегивает к этому Центральный банк, благодаря которому к открытию счета скоро придется готовиться, как к исповеди на финансовую тему. Впрочем, любопытство банкиров гораздо глубже и многограннее, и «антиотмывочные» меры ЦБ играют в этом далеко не ведущую роль. Кредитные учреждения не устанавливают прослушек, наружек и жучков, но многие из них собрали о нас уже столько информации, что позавидовали бы спецслужбы. А Сбербанк России уже сейчас строит, вероятно, самый большой центр обработки данных о клиентах, каких еще не было в мире. Как, зачем и какую информацию о нас собирают финансисты, - в материале Znak.com.

«Найти клиента в гаджете сегодня проще, чем в каком-либо другом месте, - рассказывает управляющий директор - руководитель направления интернет-продаж Уральского банка реконструкции и развития Вячеслав Семенихин. – Часто можно наблюдать, что участники встреч одновременно с личным общением ведут переписку в планшетах или смартфонах или просто просматривают там информацию». Поэтому УБРиР ведёт активную работу в Интернете – хочет в разы расширить свою интернет-аудиторию, а значит, и клиентуру. Но с продвинутыми пользователями надо искать и новые пути общения. Одна из задумок УБРиР, к примеру, - уйти от традиционной для рынка единой массовой маркетинговой СМС-рассылки всем клиентам и делать предложения конкретным группам населения. То есть предлагать молодым мамам и холостякам-путешественникам различные продукты, более подходящие под их интересы. Как показывает практика, фокусированные продукты продаются гораздо эффективнее.

Но для этого о клиенте надо знать больше, чем позволяют паспортные данные или справка из бюро кредитных историй – два традиционных инструмента выяснения личности, к которым прибегают сейчас кредитные менеджеры любого российского розничного банка. Кстати, кредитные менеджеры - это еще одна категория банковских специалистов, для которых много информации не бывает, ведь чем больше известно о будущем заемщике, тем лучше можно предсказать его поведение – будет он в итоге платить по кредиту или нет.  К примеру, один из азиатских банков практикует оценку клиентов на основе их страницы в Facebook. Чем больше друзей у пользователя, тем надежнее он выглядит в глазах кредитора. Клиенту без интернет-френдов в этом банке кредит не дадут.

Российские банки до такого «фейсбук-кредитования» пока не дошли, но с соцсетями работают, хотя и не любят про это особо распространяться. Соцсети хранят информацию о своих клиентах и могли бы многим поделиться с банкирами, но это запрещает закон о защите персональных данных. Тем не менее банкиры сейчас пробуют сотрудничество с ними в разных направлениях. Одно из них – размещение таргетированной рекламы услуг. Например, кредитов, которые предлагается получить после заполнения интернет-анкеты. Заполнение анкеты влечет к формированию так называемого куки (cookies, фрагмента данных, отправленного веб-сервером банка и хранимого на компьютере пользователя – «Википедия»). По этим cookies банк в дальнейшем будет идентифицировать пользователя, а заодно может узнать о других его интернет-посещениях и сформировать картину о нём.

Не только использовать cookies в работе, но и зарабатывать на их продаже банкирам планировала  специально созданная компания Tinkoff Digital (структура Олега Тинькова, владельца банка «Тинькофф Кредитные Системы»). Один из уральских банкиров рассказал, что Tinkoff Digital собрала 400 млн сookies российских пользователей (на каждом устройстве формируется в среднем примерно 7,5 cookies). Но продажи не заладились. Причины участники рынка объяснить не могут, но говорят, что cookies – не идеальный источник информации. Во-первых, потому что он быстро устаревает, во-вторых, обманчив, ведь одним устройством, например семейным компьютером, могут пользоваться несколько человек, а это значит, что получается не правдивый портрет клиента, а сборная солянка интересов и бабушки-пенсионерки, и подростка, и его родителей. Теперь наработками Tinkoff Digital пользуется ТКС.



Еще одно направление в работе с соцсетями – интеграции в игры и приложения.


Так, УБРиР запустил рекламу в игре Poker Shark в «ВКонтакте». Это активная игра, в которую играют миллионы человек, и где до 12% игроков пользуются микроплатежами, в которых и помогает банк. Таким образом и клиентура расширяется, и банк сформировал группу клиентов, объединённую одним интересом, которой может делать самое что ни на есть адресное предложение услуг – и никакого нарушения закона о персональных данных. 

«Банки и сегодня знают о клиентах очень многое, - улыбается заместитель председателя Уральского банка Сбербанка, управляющий Свердловским отделением Вячеслав Решетников. – Ведь каждый банк по закону обязан собирать, хранить и обрабатывать персональные данные и сведения о транзакциях клиентов. По операциям с банковскими картами, по расходам, например, на мобильную связь, на отпуск – уже можно понять многое о достатке и привычках человека».

Да, заполучив посетителя в клиенты, банк сразу же расширяет круг информации о нем. Данные, в том числе о платежах и расчетах, стекаются в так называемую CRM-cистему (систему управления взаимоотношениями с клиентами). Но всё дело в том, что, например, в УБРиР различные подразделения банка имеют различный доступ к данным из CRM. Например, предлагающие кредиты менеджеры не знают о количестве и качестве всех транзакций заемщика, а значит, не смогут предложить ему адресный продукт. Обеспечить всем одинаковый доступ к данным CRM невозможно. Во-первых, из соображений безопасности. Во-вторых, пока нет такого аналитического алгоритма, который позволяет сопоставлять абсолютно все стекающие в CRM данные, ведь часть из них – не идентифицирована (например, существует в обезличенных баллах, даваемых при оценке кредитного риска).

Банкиры приводят в пример операторов связи. Говорят, что консультанты их колл-центров при запросе получают на мониторы информацию не только о персональных данных и платежах клиентов, но и о моделях телефонных трубок абонентов, в том числе бывших ранее, исходя из чего можно судить о достатке обратившегося. Ориентируясь на это, можно делать адресные предложения продуктов.

В Сбербанке, пожалуй, наибольший объем информации специалисты получают о клиентах, находящихся на VIP-обслуживании, поскольку у них есть персональные менеджеры, которые, как никто другой, обязаны хорошо ориентироваться в их предпочтениях.



«Перспективная задача банка – предвосхищать желания клиента,– отмечает Вячеслав Решетников. – А для этого надо знать многое о его финансовых привычках, поведении, доходах и расходах».


Вячеслав Решетников говорит, что в Сбербанке накоплена собственная база данных о клиентах, с использованием которой, в том числе, сформированы риск-метрики. Но клиентов более 100 млн человек, поэтому проанализировать и сопоставить абсолютно все сведения многократно сложнее, чем любому из региональных банков. Сейчас Сбербанк ведет работу по объединению имеющихся у него баз данных в одну CRM. Это масштабный и сложный проект, говорит Решетников.

Рассуждая об использовании открытых данных клиентов из соцсетей, топ-менеджер задается вопросом, а насколько они полезны. Эту информацию очень сложно проверить, а полностью доверять ей, конечно, нельзя. Тем не менее все будет зависеть от задач, которые банк поставит себе в перспективе. Если, например, решит продвигать специальные продукты среди выпускников престижных ВУЗов, то информация из соцсетей в данном случае действительно сможет пригодиться.

Все банкиры сходятся в одном – информации о клиентах много уже сегодня и то, как её сопоставить и проанализировать, – задача, над которой трудятся айтишники всего мира. Поговаривают, что центр обработки данных, который строит Сбербанк, будет едва ли не самым мощным из имеющихся на сегодня в мире – в самом Сбербанке пока особо не афишируют эту тему. Его строят с помощью иностранных производителей оборудования и программного обеспечения, лидеров рынка. «На Сбербанке тренируются, потом у себя создавать будут», - шутят банкиры.

Оксана Луткова, фото Коммерсантъ / Александр Миридонов


Операция «Ы». (Стенограмма секретного совещания в собрании неизвестных лиц)

Господа! Мы подошли к XX летнему рубежу ревизии Конституции. Поэтому случаю я  пригласил Вас, чтобы сообщить неприятнейшее известие Мировое развитие динамичное и непредсказуемое… Россия же входит  в «зону турбулентности». Впереди нас ждут тяжелые времена и испытания. Что мы имеем на сегодняшний день.
medium_88c5caa92fc12fb478d5db9aa5e3456f
 - Простите.…  Не, мы – а вы.
 - Деиндустриализация и депопуляция! Нищета и монопольное ограбление ценами населения - вот, что мы имеем на сегодняшний день! Что нас может спасти от банкротства и ревизии?
 - Простите.… Не нас, - а вас.
- От предстоящего банкротства и ревизии нас может спасти только кража… – кража прав и дезинформация.
 - Кража прав и дезинформация со взломом Конституции, или без?
 - Ну, естественно со взломом… (Докладчик снисходительно улыбается вопросу).
 Участники совещания в волнении опасливо смотрят статью уголовного кодекса.
- До шести лет!  Не, не, не … - не пойдет.
- Так ведь очевидной для всех кражи не будет…
- Все уже украдено до нас.
- А-а…, все уже украдено….
- Ну, конечно!  Все будет выглядеть естественно. Это же сущие пустяки. Вам надо, только, обеспечивать информационное положительное сопровождение. От вас требуется  инсценировать поддержку и участие. Ну, что -  усвоили, наконец
- Не волнуйтесь господин директор. Народ хочет разобраться.
 - Это естественно…
- Законно…
- Дело для нас новое. Не освоенное.
- Точно, не освоенное.
- Не волнуйтесь господин директор. Сделаем…
- Скажите, пожалуйста?  А-а…, вот это мероприятие, или как бы, лучше сказать операция…
- «Ы». Операция – «Ы».
- Почему – Ы? (Настороженно) Почему – Ы?
- Чтобы никто не догадался.
 - Идиот. Ну, ближе к делу. Прежде всего, вам нужно нейтрализовать сторожа – независимые средства массовой информации (СМИ) и самостоятельно мыслящих граждан.
- Простите не нам - а вам.
- Нет, на этот раз именно вам.
- Да?
 - Да!
- Что значит нейтрализовать?
- Укокошить! (В зале слышится звук вылетевшей пробки из шампанского)
  Участники собрания снова с волнением заглядывают в уголовный кодекс.
 - До десяти  лет лишения свободы.  (Настороженно и в ужасе).
- Не, не, не…так, дело не пойдет.
 - Не укокошить. (Вновь в зале слышится  звук вылетевшей пробки из шампанского). СМИ без нанесения телесных повреждений, нежно усыпляется хлороформом (деньгами) и связывается обещанием  не публиковать ничего вразрез нашему мнению. Или же это можно сделать и под угрозой их закрытия.
Так, вот, юридически вся эта операция…
- Операция – «Ы».
- Деградация, деиндустриализация, банкротство, обнищание населения и депопуляция. В глазах населения с вашей помощью должна выглядеть -  как улучшение экономической ситуации в условиях постоянно продолжающегося мирового кризиса и как полностью управляемая «оптимизация». И, заметьте!  За всё это, я вам плачу крупные деньги.
- А - а…
- Аванс будет.
- А - а…  сторож сильный?
- На весь период операции, в наших СМИ для вашей поддержки будет дежурить «бабушка божий одуванчик».
- Это хорошо. Правда? А - а, она вооружена?
- Патроны (у подконтрольных нам СМИ) - будут холостые. Еще вопросы есть?
- Сумма?
- 300.
- Это не серьезно.
- Не, не…, не пойдет. Вы нас не знаете, и мы вас не знаем.
 - Ищи дурачков.
- Я на русалочках больше заработаю…
- Курам на смех.
- Пошли, пошли…
- Подумаешь 300.        
- Стойте!  Ваши условия…
- 330…
- Согласен…
-  Каждому…
- Согласен. (Участники собрания в ходе прений пришли к взаимному соглашению)
- С богом.

(2013 год, декабрь Дубль №2).
P.S. Далее события развивались и закончились ровно по сценарию художественного фильма «Операция – Ы». Режиссера Л. Гайдай. Мосфильм - 1965 г.

      Владимир Гарматюк.
      Россия, г. Вологда.
      12.12.2013

Утренние новости. Чёрная пятница, тринадцатое

chak
  • sv_bob

Бармин раздаёт 500.000 рублей!

Вот здесь идёт голосование, победитель которого выиграет 1 миллион рублей. Олег Бармин предлагает выиграть его всем вместе и поделить. Половину приза он хочет потратить на новый сайт для его компании FunFun.me, участвующей в этом конкурсе. А вторую половину (500 тысяч) он раздаст тем, кто будет за него голосовать. Часть раздаст сам, а часть через других блоггеров, например я раздаю 30 тысяч рублей.

Сколько именно вы получите и что нужно сделать, чтобы попасть выиграть?

1. Перейдите по этой ссылке и проголосуйте за букетную лавку FunFun (нужно листать список вниз, он в топ-20).

2. Репостните этот пост к себе в блог (внимание: кнопка для репоста находится внизу поста!)

Если Олег Бармин победит (победителя определят до 20 декабря), то деньги будут раздаваться следующим образом:

Я возьму список всех, кто сделал репост (он высвечивается на кнопке репоста) и буду с помощью сайта random.org случайным образом выбирать в нём никнеймы. Владелец блога получит суму, вычисляемую по формуле «Социальный Капитал его блога * 10″. Если у вас СК=300, получите 3000 рублей. Если СК=10, получите всего 100 рублей и т.д. (таким образом мы защищаемся от репостов бот-сетей, которые никто не читает).

Заявки участников принимаются сегодня до 23.59

По этой формуле я буду раздавать деньги до тех пор, пока выданные мне 30 тысяч рублей не закончатся. Всё честно и просто.

Ссылка для голосования

Кнопка для репоста:

Мои твиты

Collapse )